Ульяна Галайковская «Рождество»

Номинация: проза
Жанр: рассказ

Искра света над водою разгоняет тьму огнем
Утопая в сизом небе и захлебываясь в нем
И за нею – вечный космос. Млечный Путь течет вдали
И осталась пара сотен. Сотен метров до Земли.
Над рекою тишь стелилась, дым курился над водой
Потянулся шлейф из пепла вслед за павшею звездой.
Время вновь течет как прежде, вечный суд собой верша:
Черный камень без надежды, прогоревшая душа
Волны точат черный камень и, шепча ему опять:
«Что ты ждал, бросаясь в бездну? Повернуть ли время вспять?»
Снова звезды ярко светят, снова в мир пришла весна.
Он летит средь серой гальки, раб отчаянья и сна.

Ульяна. 2013, осень

По ту сторону запотевшего окна.

Каким мы привыкли видеть Рождество? Конечно, теплым и светлым семейным праздником. Здесь и уют, и тонкое серебро льда на запотевших окнах, и робкий свет первой звезды на стремительно чернеющем небе, и чарующие притчи, слова которых неизменно ассоциируются с запахом кутьи и свежей выпечки. Но, быть может, стоит окунуться в таинство этой ночи и заглянуть по ту сторону запотевшего окна?

На Рождество приходиться зимнее солнцестояние – явление, с которым у множества народов связаны поверья, порою странные, даже вздорные. Но некоторые из них заслуживают внимания…

Когда-то, в старину, ночь перед Рождеством считалась хранящей прикосновение нашего мира к миру бестелесных и не видимых глазу существ, вершащих чародейство над привычными для нас вещами. К примеру, все кошки и собаки, слушавшие поющую вьюгу в этот день, благоговейно опускались на задние лапы и обретали дар говорить и способность понимать человеческую  речь.

Жила на свете одна скупая женщина, и была она такой беззаветно жадной, что ее единственные собеседники – котенок и встрепанный пес – из еды знали только хлеб, а из питья – воду. И вот на Рождество случилась такая история.

Хозяйка дома сидела в любимом кресле, потирая переносицу жилистым пальцем. В руке ее было пушистое вязание, победным стягом трепыхавшееся на сквозняке. Пожилая женщина хмурилась, но скорее по привычке, монотонное свивание пряжи ей наскучило, праздничного стола не предвиделось,  да еще и домашние животные своим скулением привносили в вечер только унылую тоску. Старушка с кряхтением встала и, подхватив клюку,  направилась ею стукнуть голодных питомцев.

- Ты спишь? – тявканье дворняги было похоже на голос мелочного бюрократа из местного суда.

- Нет, - тихо вторило ему мерное кошачье мяуканье.

- Вот жадюга, не спит до самой полуночи, а куска хлеба сегодня не дождешься.  Но ничего, переживем.

- Сегодня явиться вор, чтобы забрать ее треклятое богатство.

- Тогда нам совсем не станет места в этом доме.

- Что ж будем жить на улице, может это лучше, чем пить воду с голодухи.

- И, верно.

Старушечье сердце больно екнуло. И она, дрожа, как осиновый лист, заковыляла к старой дубовой двери и задвинула засов, потом мимо кладовой прошла к окнам и закрыла ставни.

Утром удивленные питомцы лакали молоко из мисок.

***

Читая заповеди, я запомнила одну, которая гласит: «Возлюби ближнего как самого себя», именно она начертана на всех иконах с изображением Иисуса Христа, который говорил, что «так как вы сделали… одному из братьев моих меньших, то сделали Мне» (МТ. 25.40). Значит, если каждый из нас подарит, хотя бы частичку любви ближнему, он подарит ее Христу.

Back to Top