Ульяна Галайковская «Город вне времени»

Номинация: публицистика
Жанр: эссе

Город вне времени

По венам каналов расползается звенящий холод.

Суета, обыкновенная для ранней осени, догорает в пламени, коим охвачены все до одного деревья, и вихрем сорванных листьев бросается в Неву. Ровный полукруг колонн Казанского собора под свинцовым небом кажется строже, чем есть.

Чувство некой величественной упорядоченности. Чувство времени.

Зима постепенно заметет следы этой осени – отчаянно шумной, помпезной и золотой, золотой до рези в глазах, золотой, как купола Исаакия или равнодушные водолеи Петергофа.

Зима придет, но ничего не изменит. Слегка…преобразит внешний вид, позволит силуэтам зданий утонуть в сизом мареве. Но что-то заменить или исправить в соответствии со своими стылыми понятиями о красоте она давно не в силах.

Вставший на свечу медный конь, копытами никогда не коснется камня. Просто и неизменно, никакого алгоритма грядущих событий и злого рока. Кажется, любимое дитя Петра тоже не менялось и не изменится никогда.

…Зеркальную гладь Невы разбивают баржи, за ними, по качающимся осколкам, скользят легкие парусные боты. Барышни прячут тонкие руки в муфтах и пугливо сторонятся толп говорливых туристов.

Привиделось ли?

Христианские соборы похожи на пережившее само время античные храмы. В нишах стен – не ангелы, птицы и пророки, но целый сонм древних богов в граните и мраморе. Адмиралтейская игла копьем Кроноса бесконечно пронзает тело Урана. В назидание уже-рожденным эриниям, не властным над эрами…и мгновениями.

От неба веет холодом. Брызжет на камни стылой моросью. Испившая страданий, закованная в железо Гея не откликается.

Город вне времени.

…Стоя на набережной, я, верно, кажусь издали еще одной статуей, наскоро сделанной для общей композиции - устало опущенные руки и каменный взгляд. Только кто станет раздраженно окликать статую, сгоняя с постамента?

Другие статуи остаются. В их взглядах – благоговение. Петербург как молодое божество.

Рукотворное. Этот город построили не боги.

Человеческий век короток и тяжел. Но людям под силу менять Питер. Люди возводят то, что стоит веками, поднимают из праха то, чего коснулся жадный Кронос.

В этом есть смысл.

Я разворачиваюсь и иду прочь.

Back to Top